А вы не задавались вопросом, почему про «Минск-1» забыли сразу после подписания, а вот вокруг «Минска-2» и его «безальтернативности» до сих пор продолжаются «танцы со звездами»?

Таким вопросом начал политический аналитик Александр Кочетков свою сегодняшнюю статью для Politeka.

Фокус в том, что «Минск-1» — это договоренности исключительно между Украиной и Россией, и окружающий мир они не слишком интересовали. Поэтому стороны, в первую очередь, Президент Порошенко (читайте воспоминания Юрия Думанского), смогли без проблем спрыгнуть с темы.

Поэтому к «Минску-2» кремлевские подошли системнее. Они тщательно выписали все положения, в том числе, про «особый статус Донбасса», провели прелюдию с Ангелой Меркель и Франсуа Олландом, затем провели переговоры и сразу же зафиксировали «Минск-2» как резолюцию ООН. Тем самым, практически лишив ПАПа возможности в его излюбленной манере постсовкового коммерсанта трактовать пункты договора не так, как написано, а так, как хотелось бы.

В случае введения миротворцев ООН на Донбасс возможности Украины для маневра сузятся, словно артерии инфарктника.

Надо четко понимать, что миротворцы ООН не останавливают боевые действия. И уж, тем более, не отбрасывают агрессора с захваченных им территорий — не их это функция. Да и боевые возможности не позволяют.

Подобным занимаются объединенные войска НАТО, получив на это мандат ООН. Но нам такое счастье не светит, потому что его заслоняет вето РФ в Совбезе ООН.


ООНовские миротворцы — это стандартный первый шаг для так называемого политического урегулирования внутреннего конфликта с тотальной амнистией боевиков, особым статусом региона, взявшегося за оружие, и общенациональными выборами, после чего представители боевиков, управляемые извне, получат легитимное право влиять на политическое настоящее и будущее Украины.


Вся соль — в определении: «политическое урегулирование внутреннего конфликта». При этом Россия отсюда и практически навсегда — не агрессор, а «бескорыстный промоутер мира».

Поэтому когда Петр Порошенко заговорил о введении миротворцев на Донбасс, то это был согласованный с Россией, Германией и Францией свежий заход на реализацию протухшего «минского сговора». А когда Владимир Путин согласился на этих миротворцев, то и неэкспертам стало ясно, кто главный бенефициант очередной капитулянтской затеи.


Алгоритм следующий: принимается решение ООН о введении миротворцев в ОРДЛО, которое Петром Порошенко и его пропагандистской машиной будет подано как историческая победа. ВСУ и боевиков разведут на тридцать-пятьдесят километров, Кремль даст своим команду на прекращение огня.


Через пару недель отсутствия боевых потерь (еще одна победа!) в Верховную Раду внесут внеочередной законопроект насчет амнистии и выборов. И наша пропагандистская машина подымет отчаянный трезвон насчет того, что если срочно не принять, тогда все: «гипс снимают, клиент уезжает». То есть, снимают санкции с России, уезжают миротворцы, на Донбассе возобновляются боевые действия, Украина становится нарушителем резолюции ООН и прочие ужасы, на которые охотно ведутся широкие народные массы.

К нам приедут представители Европы и расскажут, насколько мир лучше войны, и что богатым и здоровым быть лучше, чем бедным и больным. А также о том, что Европа готова помочь финансово с восстановлением Донбасса.

И под такой аккомпанемент закон об «особом статусе ОРДЛО», вполне возможно, и протянут через Раду. Тем более, что власть, чувствуя безнаказанность, начнет жестко давить оппозицию и всех недовольных, а Запад целомудренно не заметит, как он это умеет.

Для реализации подобного сценария Кремль поторгуется и согласится на мандат миротворцев на всю территорию ОРДЛО, а не только линию разграничения (опять победа ПАПа). И даже на неучастие военнослужащих РФ в контингенте миротворцев (уже не просто победа, а триумф президентской дипломатии!).

Потому что Кремль ничего не теряет. Вместо своих военных он выторгует участие военных из Беларуси, Казахстана, Армении и прочего ОДКБ, а также из Сербии, Италии и других своих симпатиков. А что касается контроля за украинско-российской границей, то ведь вооружений и боеприпасов Россия завезла на Донбасс уже столько, что в отсутствии интенсивных боев этого арсенала хватит на несколько лет. В крайнем случае, пошлют «гумконвой», а свои миротворцы вовремя отвернутся.

Резон Кремля очевиден: он упорно реализовывает свой план обмена аннексированного Крыма на полуразрушенный Донбасс: им Крым, нам Донбасс. Это как если бы обкуренные братки въехали вам в зад на перекрестке, забрали вашу машину, но поскольку у них всюду прихвачено, то вам еще и придется по суду чинить их раздолбанную тачку.

На поверхности и выгода Порошенко: на период реализации «мирного урегулирования» он становится «священной обезьяной», которую нельзя трогать, и она может куролесить на полную катушку. И каждый день во власти для него — изряднейший профит.

А для Украины — неминуемые проблемы. Прежде всего, из-за того, что мы не сможем выбраться из навязанного формата «политического урегулирования» без серьезнейших репутационных потерь.

Не зафиксировав в Конституции Украины «особый статус» Донбасса, нам не избавиться от миротворцев ООН без грандиозного скандала и потери почти всех наших внешних партнеров.

Даже если к власти в Украине придут самые деятельные патриоты и будет в кратчайшие сроки перестроены наши армия и военная промышленность, международные договоренности будут держать нас за горло.

Надо отдавать отчет, что ООН — конченная бюрократическая структура, не уступающая украинским судам. В этой структуре есть все известные чиновничьи заморочки: и политические маневры, и телефонное право, и коррупционные риски, и все прочее.

Структура эта к большинству вопросов подходит по чисто формальному признаку. И если Украина серьезным образом нарушит режим миротворцев, попытавшись вернуть захваченную территорию, то санкции уже будут наложены на нас. То есть, миротворческая затея является еще более разрушительной для суверенитета Украина, чем даже «минский сговор», из которого вырос этот ядовитый цветок. Она не просто замораживает конфликт с перспективой внедрения ОРДЛО в тело Украина, как зародыша «чужого», она ставит крест на главных чаяниях украинского общества — очищении и модернизации страны.

И возникает простой и сакраментальный вопрос: а кто, собственно, дал Президенту Порошенко полномочия просить введения миротворцев на территорию Украины?


Внешнеполитическую стратегию у нас определяет Верховная Рада. Президент и Кабинет Министров ее только реализовывают. Где хоть какой-то документ, проголосованный депутатами, что они поддерживают идею с миротворцами?


И если учесть изложенные выше последствия, то речь идет уже не о простом превышении полномочий, за которое в свое время судили одного премьера. Здесь статья УК вырисовывается куда серьезнее.

P.S. В мировом клубе страны, неспособные самостоятельно погасить у себя вооруженное противостояние и не признающее официально внешнюю агрессию, считаются неполноценными. Именно поэтому, кстати, Владимир Путин так стремился завершить войну с Чечней любой кровью.

источник

Загрузка...